ЦБС Ульяновска ВКонтакте ЦБС Ульяновска в Твиттере ЦБС Ульяновска в Инстраграм
ОБратная связь
Поиск по сайту
Вход

Вы здесь

Поэты и писатели Ульяновска, а также авторы, связанные с городом, рассказали сайту "Ульяновск – город литературы ЮНЕСКО" о том, какие книги были для них важными в 2019 году. Это не только издания, выпущенные за прошедшие 12 месяцев, но и те книги, которые по особым причинам стали для авторов близкими именно в 2019 году. Итак, 8 авторов – о 10-ти книгах.

Ольга Шейпак, прозаик, лауреат всероссийских литературных премий имени И.А. Гончарова, имени Александра Невского.

    

Моя книга года – "Гуси на крыло" Виктора Сергеева. Я давно знаю и люблю этого ульяновского писателя, ветерана Союза писателей России. Как мастер деревенской прозы он ничуть не уступает Василию Белову. В этом году он не то чтобы удивил меня (в его таланте никогда не сомневалась), скорее – встряхнул, зацепил, заставил серьезно задуматься о судьбе русской деревни.

Когда-то Николай Благов писал, что Виктору Николаевичу очень повезло – его талант рано оценен и замечен. Увы… О ярком самобытном писателе почти забыли, он редко издается. Замечательная книга "Гуси на крыло" (Областная типография "Печатный двор", 2019), которая меня так потрясла, вышла ничтожно маленьким тиражом.

Каждая повесть этого сборника – неоцененные алмазы. Живой, насыщенный народной мудростью язык, скрупулезно выписанный деревенский быт, точные детали, лирические авторские интонации – все это замешано на безграничной любви к простым людям.

Читаешь, как трудно и жертвенно поднималась после войны деревня, и слёзы наворачиваются: ведь поднялась, ожила, накормила страну… И – рухнула, скошенная под корень.

Сергей Гогин, поэт, журналист, переводчик, руководитель литературной студии "Восьмерка".

    

Для меня книгой года стал роман Элиаса Канетти "Ослепление". Вероятно, один из самых сильных романов прошлого столетия, написанный накануне Второй мировой войны. Эта проза – молчаливый крик, наподобие "Крика" Мунка. Роман глубок, изящен, грустно-ироничен, стилистически выверен. Главный герой, ученый-китаист Петер Кин, вызывает неимоверное сочувствие. Какая тонкая писательская работа: незначащий разговор с мальчишкой-книголюбом в начале – и покатилась цепочка событий: нелепая женитьба на глупой и стервозной служанке, начало душевной болезни, алчная полуграмотная жена выгоняет Кина из дома, он, большой ребенок, попадает в чуждую ему человеческую атмосферу, где злые люди его обманывают... И, если вспомнить, что роман вышел перед войной, то его можно назвать предупреждением, ведь в нем Канетти начал разрабатывать тему "человеческой массы". Предупреждение, которое не было услышано. Мы сегодня в нашей стране периодически слышим схожие предупреждения о том, что общество расчеловечивается, что в нем не хватает любви и ответственности.

Роман можно использовать как пособие для изучения психотического опыта, так ярко и наглядно он здесь описан. Как здорово рисует Канетти внутренний мир героев, залезая им в мозг. В романе практически нет "нормальных" людей, каждый из них занимается тем, что проецирует свой больной внутренний мир вовне. А что будет, если эти сломанные "проекторы" в силу своего общественного положения будут решать судьбы миллионов людей, судьбы стран и народов? Это чрезвычайно актуальная тема. Если допустить, что каждый психотик пытается общаться с миром на одном ему известном языке, то в итоге мы приходим к всеобщему непониманию, при котором невозможно какое-либо разумное сотрудничество. Вот оно, расчеловечивание. Тут – не только "ослепление", но и оглушение, и оглупление. И как следствие – трагический финал. Блестящая проза, живая актуальность, высшая точка модернизма 20 века.

Важно также, что роман вышел в блестящем переводе с немецкого Соломона Апта. Образцовый перевод.

Евгений Сафронов, фольклорист, писатель, член Союза писателей России.

    

Пожалуй, книгой года для меня стал пятитомник "Славянские древности" – этнолингвистический словарь, над которым больше десятилетия работал целый коллектив российских исследователей – это и фольклористы, и этнографы, и антропологи (годы выхода пятитомника "Славянские древности" – с 1995 по 2012 гг., Москва: Международные отношения). С некоторыми из авторов мне посчастливилось общаться лично.

Раньше я читал этот пятитомник урывками, теперь "проглотил" почти целиком. Это, наверное, лучший и самый обширный источник по славянской мифологии и традиционному фольклору. В свое время мы вместе с ульяновскими и московскими коллегами пытались создать нечто подобное на основе записей, сделанных в Ульяновской области. Получился двухтомник "Традиционная культура Ульяновского Присурья", изданный в Москве.

Фольклор, сверхъестественное, мифология и общение с людьми – то, что обычно вдохновляет меня на художественное и научное творчество. Наверное, именно поэтому таков мой выбор книги года.

Дэвид Ховард, поэт из Данидина (Новая Зеландия), лауреат нескольких литературных премий, гость писательской резиденции в Ульяновске в 2019 году.

    

Для меня книгой года стал "Альманах скорби" новозеландского поэта и писателя с греческими корнями Ваны Манасиадис (гибрид поэзии, воспоминаний, писем, эссе). Автор спрашивает: что происходит с миром, когда мать покидает его? Как можно ходить, когда тяжесть отсутствия матери ломает спину, а язык от вас ускользает?

Эти тексты – нечто среднее между путеводителем, руководством по самопомощи и эмоциональным танцем – они глубоко проникают в душевную боль. Ручка Ваны обладает точностью и глубиной проникновения кобальтового сверла, она кусается.

Книга The Grief Almanac вышла в 2019 году в издательстве Seraph Books (Веллингтон, Новая Зеландия).

Данила Ноздряков, поэт, журналист, дипломант Международного литературного Волошинского конкурса-2019.

    

Боюсь показаться банальным, но важной книгой этого года назову "Искусство лёгких касаний" Виктора Пелевина (2019). В последнее время Пелевин выпускал раз в год по роману. Все они были своевременной реакцией на происходящие в мире социально-политические и культурные события, то есть представляли собой актуальное высказывание, но сделанное за границами публицистического или журналистского дискурса, в литературе.

В "ИЛК" Пелевин отходит от этого формата. Во-первых, это сборник из двух повестей и одного рассказа. Автор всегда мне казался более удачным в малых формах. Романы же, особенно последнего времени, производили впечатление рассыпающейся структуры. Отчасти "ИЛК" — это продолжение тем, заложенных в предыдущих работах — "Лампе Мафусаила, или Крайней битве масонов с чекистами" и "Тайных видах на гору Фудзи". Даже герои одни и те же встречаются.

Интересно, что Пелевин пытается увидеть за поверхностью событий тайные пружины происходящего. Этим связаны все три части, несмотря на то, что последний рассказ, описывающий общение зэков в столыпинском вагоне, будто бы и отделён от двух повестей, где главный незримый герой — древний бог Баал-Сатурн.

Елена Кувшинникова, поэт, главный редактор литературного журнала "Симбирскъ", член Союза писателей России, лауреат литературной премии имени Н.Н. Благова (2014).

        

По роду работы я постоянно читаю присланные в журнал тексты, поэтому не всегда успеваю прочесть то, что намечено, но у меня есть полка отложенных книг. Этой осенью, будучи в Санкт-Петербурге, с опозданием прочла книгу "Лавр" Евгения Водолазкина. Благодаря книге, которая что-то во мне открыла и изменила, мне стала ближе Святая Ксения Блаженная. Сейчас читаю "Брисбен" Водолазкина, слушаю и читаю интервью с автором. Буду следить за его новинками.

Еще хочу сказать о книге Александрины Вигилянской "Видимое невидимое", по ней снят одноименный документальный фильм. Отрывок мы печатали в журнале "Симбирскъ", советую прочесть эту книгу целиком. Листать старинный семейный альбом, расспрашивать о тех, кто изображен на фотографиях, а потом самой искать ответы в архивах у родни, в документах и письмах. И восстановить утраченное, открыть историю рода. Так случилось с Александриной, дочерью московского священника и православного публициста о. Владимира Вигилянского и поэта Олеси Николаевой (одно из ее открытий – святой в роду, прадед в пятом колене Св. Алексий Бортсурманский, в нашем архиве она нашла важные документы). Каждый из нас может пойти этим путем. Приблизить прошлое, узнать родных по крови предков, полюбить их, почувствовать эту непрерывность, эту кровную связь. Вызволить из страны Забвения. Спасти и сохранить.

Ирина Богатырева, прозаик, лауреат нескольких литературных премий, в том числе Международной литературной премии имени И.А. Гончарова, член Союза писателей Москвы и "ПЭН Москва", играет на варгане в дуэте "Ольхонские ворота".

        

У меня не столько книга года, сколько тема года – как ни странно, это актуализация темы ГУЛАГа в литературе. Её открыл роман Александра Етоева "Я буду всегда с тобой" ("Азбука-Аттикус") – роман виртуозный, поражающий мистически мерцающим языком, образностью, почерпнутой из ненецкого фольклора, удивительной атмосферой, в которой не страшно находиться, несмотря на все ужасы, которые происходят по ходу повествования. Правда, именно это "не страшно" в описании жизни лагеря стало для меня читательской проблемой, с которой не удалось справиться до конца и которая осталась фактором сложного отношения к тексту. У Етоева лагерь по-сказочному лубочен. Он как бы не совсем лагерь, а так – место временного пребывания людей, где играют в футбол и занимаются художественной самодеятельностью. Впрочем, это в логике книги, которая скорее мистический, чем исторический реализм (рецензия И. Богатыревой на этот роман опубликована в "Новом мире", №5, 2019 года, прим. ред.).

Исторического же реализма со всеми ужасами лагерного бытия предостаточно в другой книге, о которой я узнала только в этом году – Георгия Демидова "Чу́дная планета" (М., "Возвращение", 2011 г.). Сборник рассказов автора, прошедшего ГУЛАГ, и в то же время не потерявшего веру в человеческое достоинство – то, против чего в первую очередь была направлена эта сталинская машина. Персонажи Демидова – личности, несмотря ни на что. Талантливые каждый по-своему, они брошены в мясорубку, потому что слишком неудобны государству. Но даже те персонажи, которые должны бы быть противны и автору, и читателю – начлаги, вохра, уголовники – получаются у Демидова объёмными, интересными и вызывают сострадание. Что говорит не только о писательском таланте, но и об авторе как настоящем Человеке, знакомство с которым всегда важно для тебя самого.

Гала Узрютова, поэт, прозаик, драматург, лауреат нескольких всероссийских и международных литературных премий, член Союза писателей Москвы.

    

В этом году я много времени посвятила изучению книг поэта и писателя из канадского Кобурга Стюарта Росса, занималась переводом его текстов, для меня книгой года стал его сюрреалистический роман "Карманы" (вышел в издательстве ECW Press в 2017 году). Роман составлен из коротких прозаических фрагментов. Часть из них запрятана глубоко внутри карманов, другая – вываливается, так много их накопилось. Когда читаешь эту книгу, и сам начинаешь рыться в своих карманах, разбирать давно забытье там вещи, разворачивать и рассматривать, перепрятывать, сминать или выбрасывать. Расставлять все по местам. Это глубоко личная, душераздирающая вещь, похожая на пазл из воспоминаний, радости, боли, ужаса, мыслей и откровений. И, конечно, здесь есть фирменный юмор Росса. Таков его стиль.

Писатель всегда в поиске, интересно следить за его находками. Критики пишут о Стюарте Россе как об авторе, отвергающем тренды канадской поэзии, называют его "писателем с подлинной чуткостью". В 2019 году Росс удостоен награды Harbourfront Festival — это ежегодная премия, присуждаемая авторам за их тексты и вклад в канадскую литературу.