ЦБС Ульяновска ВКонтакте
ЦБС Ульяновска в Твиттере
ОБратная связь
Поиск по сайту
Вход

Вы здесь

пн вт ср чт пт сб вс
 
 
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
 

Сафронов Е. В. Ерошкин – предсказатель из Кувая. Повести и рассказы / Е.В. Сафронов. - Ульяновск, 2015.-  171 с., илл.

За эту книгу ульяновский журналист, кандидат филологических наук Евгений Сафронов получил в этом году премию имени Гончарова в номинации «Ученики Ивана Александровича Гончарова». Книга издана вызывающим уважение тиражом - 50 экземпляров. Это значит, есть надежда, что она попадет к тому, кто ее действительно прочитает. Я прочитал. В нее вошли как ранее публиковавшиеся вещи, так и впервые опубликованные.

Повесть, давшая название всей книге, – журналистско-филологическое расследование. Оно любопытно с жанровой точки зрения: автор (герой повести, ведущий повествование от первого лица) описывает, как зародился его интерес к ворожецу из Кувая, как тема помимо воли захватила его, как мучила, как повлияла на отношения с людьми, как вошла в собственные сны героя. В конце повести нет никакой морали: это рассказ о том, как и что удалось раскопать о Ерошкине, все эти апокрифические истории и легенды о его даре ясновидца (в селе Большой Кувай действительно жил такой человек, но звали его по-другому). Удачно вплетается в повествование искренняя линия отношений с девушкой, впоследствии ставшая женой героя. Повесть читать интересно, автор хорошо держит сюжет.

Строительство сюжета – сильная сторона Сафронова, но вот литературная отделка хромает. Главное, что мешает читать, – язык. К сожалению, журналист Сафронов победил филолога Сафронова. И не просто журналист, а журналист государственной (муниципальной) газеты, где принято строить статьи на казенных материалах пресс-служб и цитировать чиновников, говорящих канцелярским языком. Со временем этот язык впитывается, становится своим, журналисты начинают писать так, как говорят чиновники. Поэтому книге совершенно очевидно не хватило редактора с хорошим языковым слухом.

Например, автор пишет: «Однако я не жалел об этом, поскольку считал, что мне нужно отдохнуть от данной темы». «Данный» – типичный канцелярит. Да просто – «от темы»: «Но я не жалел: надо было отдохнуть от темы». Дальше в том же абзаце на стр. 21: «Мне было вообще трудно понять то, зачем, с какой целью я так упорно тружусь над сбором сведений о предсказателе». «Тружусь над сбором сведений»?! Работаю по совершенствованию системы сбора информации, как сказал бы какой-нибудь замглавы районной администрации? Не лучше ли так: «Я не понимал, зачем вообще за это взялся (или – в это ввязался)». Следующее предложение: «В какой форме я могу представить собранные тексты...» – это не язык художественной прозы, это какой-то отчет о проделанной работе. Понятно, что если тексты есть, то они уже «собранные». Не проще ли: «Что мне делать с этими текстами?». И последнее предложение этого абзаца: «Ответа на данный вопрос я не знал...» Опять «данный»! Да просто: «У меня не было ответа на этот вопрос»!

Перегружают тексты Сафронова и бесконечные кавычки, которые в большинстве своем не нужны: автор словно стыдится найденного сравнения, иносказания или иронии и поэтому закавычивает их, словно извиняясь: это я несерьезно, понарошку. Он закавычивает даже слова, перед которыми ставит «как бы». Это прямое следствие цензуры и самоцензуры, которая царит в государственной прессе. Со временем это не только начинает тормозить глаз читателя, но даже раздражать. Возможно, дело в том, что я не могу читать тексты ульяновских авторов иначе как глазами профессионального журналиста и редактора. И мой внутренний слух я выключить не могу. Когда я читаю того же Гончарова, имени которого была вручена премия, у меня никакого языкового сопротивления не возникает, потому что литературная отделка слишком уж хороша. Стильно писал земляк, очень стильно.

В этом смысле лучше всего Сафронову удался рассказ «Диалоги с роботом», где проза течет плавно и размеренно, где есть философская мысль и сюжет, есть интрига, заставляющая читать дальше. Повесть «Кенотафия», казалось бы, занимательна, но есть ощущение, что автор на протяжение всей повести интриговал по несущественному поводу, поэтому в конце наступает некоторое разочарование – и стоило огород городить? Здесь явный промах с жанром: надо было писать не повесть, а серьезное культурологическое исследование придорожных кенотафов (памятников без могил) или художественно-публицистический очерк на основе собранных данных.

Фантастический рассказ «Самозванцы», может, и хорош, но непонятна сюжетно-философская, мотивационная подоплека. Некая сверхъестественная сила (какая?) вытеснила двух разных людей в параллельную реальность, где они могут наблюдать за собой как бы со стороны. Можно, наверное, догадаться, что это стало для них уроком, и лишь осознание своих ошибок возвращает их в первичную реальность.

В общем, будем следить за тем, как развивается писатель Евгений Сафронов.

Сергей ГОГИН

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки