ЦБС Ульяновска ВКонтакте
ЦБС Ульяновска в Твиттере
ОБратная связь
Поиск по сайту
Вход

Вы здесь

пн вт ср чт пт сб вс
 
 
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
 

Казанцева, А. В Интернете кто-то неправ! : научные исследования спорных вопросов / Ася Казанцева. – Москва : АСТ Corpus, 2016. – 372 с. : ил. – (Эволюция).

В море информации человек склонен искать и находить то, что подтверждает его собственную точку зрения, и игнорировать то, что ей противоречит. Эта когнитивная ошибка, свойственная человеческой природе, называется confirmation bias (труднопереводимое словосочетание, означающее предвзятость в отборе информации, ближайший по смыслу эквивалент – "оправдательное мышление"). В своей книге научный журналист, лауреат премии "Просветитель" Ася Казанцева, на разных примерах учит читателя распознавать этот просчет и бороться с ним. Она демонстрирует технологию и инструментарий такой борьбы, потому что уверена, что "общество, в котором принято критически относиться к любой поступающей информации, добилось бы невероятного успеха и процветания – хотя бы благодаря осмысленному распределению ресурсов" (с. 329). Цель книги, по словам автора, сделать так, чтобы в поиске и анализе информации читатель меньше зависел в том числе и от научного журналиста. В каждой главе Казанцева раскрывает свои карты, поэтапно объясняя, как она пришла к тому или иному выводу, особо выделяя зоны неопределенности, где научных данных недостаточно.

Главными инструментами здесь выступают работа с источниками и их верификация. Неудивительно, что последние сорок страниц книги – это ссылки на источники. Книга Казанцевой – журналистский метаанализ имеющейся информации, изложенный понятным языком и приправленный иронией, в том числе и над собой. Она же своеобразный мастер-класс по исправлению когнитивных ошибок на примере некоторых широко обсуждаемых тем или сюжетов, вокруг которых ведутся "холивары" – "священные войны" в Интернете (и не только), а по сути горячие и бессмысленные дискуссии, в результате которых каждый остается при своем мнении. Автор выделяет три типа "холиваров": медицинские, научные и "про жизнь", которым соответствуют три части книги. В первой части обсуждаются гомеопатия, иммунизация, ВИЧ/СПИД, иглоукалывание; во второй – ГМО и генная инженерия, эволюционная теория в противовес креационизму, последствия запрета экспериментов над животными; в третьей – вегетарианство, органические продукты питания, гендерные различия в интеллекте, причины гомосексуальности, генезис религиозности.

Например, первая глава, посвященная гомеопатии, убеждает в том, что если гомеопатия кого-то и лечит, то всего лишь в результате эффекта плацебо, причем плацебо получается очень дорогим, ведь гомеопатия – это целая индустрия с многомиллиардными оборотами. В частности, исследованиями доказано, что популярный в России "Оциллококцинум" от гриппа и простуды помочь не способен, но производитель зарабатывает на нем около 3 миллиардов рублей в год. После того, как сжатый вариант этой главы был опубликован в журнале "Вокруг света", издание получило от Национального совета по гомеопатии судебный иск с требованием опровержения.

Научная журналистика, как объясняет автор, бывает двух типов: журналистика исследований и журналистика экспертов. Журналисты первого типа черпают информацию для своих статей главным образом из рецензируемых научных журналов, журналисты второго типа – из интервью со специалистами. Чтобы взять интервью у ученого, необязательно самому быть ученым или иметь естественнонаучное образование. Поэтому такой журналист часто сам впадает в когнитивные ошибки: поддается обаянию эксперта и слепо ему доверяет; "для равновесия" излагает альтернативное мнение, не имеющее научного обоснования, – при подготовке статьи о лженауке обращается за экспертизой к лжеученому. Привычная технология новостийно-аналитической журналистики – "выслушай другую сторону" – не работает в случае научной журналистики, где объективность заключается как раз в том, чтобы не слушать другую (ненаучную, не подкрепленную данными исследований и серьезных публикаций) точку зрения. Казанцева откровенно пишет, что по этой причине ей пришлось уволиться из журнала, редактор которого исповедовал экспертный подход "другого мнения" и тем самым рисковал внести когнитивный диссонанс в ее статьи.

Такая суровая объективность вряд ли понравится, например, противникам прививок, борцам с ГМО-продуктами, практикам и поклонникам акупунктуры (чья польза, как доказывает автор, сопоставима с плацебо, а механизм воздействия остается необъяснимым с точки зрения биологии человека). Ася Казанцева последовательно, со ссылками на достоверные исследования, в полемическом ключе разоблачает эти и другие популярные мифы, захватившие обыденное сознание. Но если в случае акупунктуры и гомеопатии подобные мифы безвредны для здоровья и способны нанести верующим в них лишь денежный ущерб, то популярный среди родителей отказ от вакцинации детей приводит к снижению коллективного иммунитета нации и возврату инфекционных болезней, которые, казалось, были уже побеждены. Яркий пример тому – небрежно спроектированное исследование британца Пола Уэйкфилда, утверждавшего, что прививки могут вызывать аутизм у детей. Результаты исследования были опубликованы в научном журнале и широко комментировались, редакция впоследствии отозвала эту статью, но лавина пошла: родители перепугались, уровень вакцинации детей в Великобритании снизился, в течение нескольких лет в страну вернулась корь, которая до этого была практически истреблена, а сегодня уровень заболеваемости ею вновь остается высоким.

Ася Казанцева берет на себя роль просветителя и популяризатора науки, совершая полезные экскурсы в молекулярную биологию и нейробиологию, генетику, иммунологию и другие отрасли естественных наук, иначе читателю было бы трудно понять, почему "в Интернете кто-то неправ". Но в книге также обсуждаются различные феномены массового сознания, и эти социально-психологические аспекты упомянутых "холиваров" особо любопытны и важны. Уже в предисловии автор говорит о концепции "когнитивной легкости", когда привычное и знакомое кажется не только приятным, но и правильным "независимо от того, есть ли у нас какие-нибудь данные о том, что оно на самом деле лучше, чем альтернатива" (с. 13). На принципе "все так делают" паразитируют реклама, пропаганда и антинаука. Если Алан Чумак регулярно появляется в телевизоре, то идея "заряжать воду" уже не кажется дикой, потому что "все так делают", а если две медийные персоны ежедневно по много раз говорят тебе, что "“Хопер-Инвест” – отличная компания", включается эффект простого предъявления, повышающий доверие к финансовой пирамиде. Соблазн "когнитивной легкости" преодолим, как показывают исследования Соломона Аша, но для этого в группе испытуемых должны быть "несогласные", "пятая колонна": "Выяснилось, что частота ошибок резко падает, когда в группе есть еще хотя бы один человек, не согласный с мнением большинства" (с. 16).

Особенности работы медиа – еще одна причина того, почему массовое сознание становится жертвой околонаучных или антинаучных мифов. СМИ должны все время производить контент; исследование, требующее дополнительной проверки или вовсе не качественно проведенное, но давшее сенсационный результат, – это контент для СМИ; публичное выступление исследователя потребует от него краткости, категоричности, определенной доли популяризаторства и, как следствие, поверхностного изложения. Таков формат СМИ, особенно электронных, интервьюер же редко проявит надлежащую осведомленность в специфических проблемах науки.

"Сложно не говорить того, чего от тебя явно и откровенно ждут журналисты и аудитория, а они ждут чего-нибудь простого, яркого и восхитительного. Даже если ты не хочешь никого вводить в заблуждение, в устной речи это почти неизбежно" (с. 61).

Так одно интервью может породить миф, который будет подхвачен другими СМИ.

Кроме неточных и недобросовестных исследований, причиной распространения мифов, по поводу которых в Интернете и в жизни разгораются споры, может являться банальный финансовый интерес, как в случае с гомеопатией. Так, например, борец с комплексной вакциной от трех инфекций Уэйкфилд тоже продвигал собственную вакцину против кори. Практически в любом "холиваре" присутствует сторона, чей финансовый успех зависит от победы в медийной войнушке.

В своем противостоянии медийной культуре предрассудков автор использует оружие "противника", что объяснимо: ведь Казанцева – журналист с прочным бэкграундом в СМИ и знает законы жанра. Ее книга провокативна, начиная с названия и обложки, и это не только маркетинговый прием, но и отражение провокативной культуры медиа. Название каждой главы представляет собой откровенный "троллинг", ироничный тезис, который дезавуирует миф, подлежащий разоблачению. Законодатели утверждают, что "пропаганда сделает вашего сына геем"? Автор же в главе с аналогичным названием докажет со ссылкой на исследования, что гомосексуальность имеет такое же отношение к личному выбору, как гетеросексуальность, и что на формирование сексуальной ориентации влияют генетические факторы.

Научное знание даже в популярном изложении опасно для мракобесов, что показывает история с отменой публичной лекции Аси Казанцевой в Ульяновской областной научной библиотеке в июле 2016 года. Этому решению предшествовал анонимный донос в блоге местной организации "Родительского всероссийского сопротивления" (национал-патриотическая НКО, близкая к "Сути времени" Сергея Кургиняна), в котором журналистка записывалась в "пятую колонну" по причине своего сотрудничества с просветительским фондом "Династия" (в мае 2015 года включен Министерством юстиции РФ в реестр НКО – "иностранных агентов" и по этой причине прекратил деятельность) и фондом "Эволюция", подхватившим издательскую программу "Династии". Руководство библиотеки уведомило организаторов лекции, что она отменяется "в связи с критикой… во избежание конфликтной ситуации". Лекция все же состоялась – на другой площадке – и была посвящена разоблачению мифа о том, что мужчины умнее женщин в силу строения мозга (глава об этом есть и в книге "В Интернете кто-то неправ!"). По иронии судьбы, и директор библиотеки, и тогдашний министр культуры, и один из лидеров "РВС" – женщины, что лишь подтверждает главный тезис лекции и книжной главы: "индивидуальные различия очень велики и обычно более существенны, чем усредненные межполовые" (с. 246).

Самая смелая глава в книге – "Если Бога нет, то все позволено". Она не покушается на широко пропагандируемые ныне "традиционные ценности" и "духовные скрепы", но позволяет взглянуть на них с точки зрения науки. Исследования показывают, что такие проявления, как альтруизм, сострадание, чувство справедливости, основы морали, есть не только у грудных младенцев, но и у животных – обезьян, крыс и других, и, похоже, это свойства врожденные. Так что, по-видимому, "на базе всего этого человек создал Бога по образу и подобию своему". Атеисты не менее щедры в своей благотворительности, чем верующие. Пуританская мораль, препятствующая половому просвещению, имеет обратный эффект: в частности, чем выше в стране религиозность, тем больше там подростковых беременностей.

Книга так удачно написана, что есть вероятность попасть под обаяние автора, его ироничного стиля и тем самым совершить когнитивную ошибку. Но будут ли ее читать противники ГМО или верующие в божественное сотворение мира? Ведь таким людям в этой жизни, как правило, все ясно, единственная причина для них прочитать эту книгу – желание ее опровергнуть, если не запретить. К таким читателям Ася Казанцева обращается со специальным посланием:

"Если моя книжка подвигнет какого-нибудь возмущенного читателя глубоко погрузиться в чтение научных публикаций ради того, чтобы аргументированно доказать, что я ничего ни в чем не понимаю, – это будет отличный результат, он меня полностью устроит. Даже в том маловероятном случае, если этот человек достигнет успеха и не оставит от моей книжки камня на камне" (с. 328).

Сергей Гогин

 

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки