ЦБС Ульяновска ВКонтакте
ЦБС Ульяновска в Твиттере
ОБратная связь
Поиск по сайту
Вход

Вы здесь

пн вт ср чт пт сб вс
 
 
 
 
1
 
2
 
3
 
4
 
5
 
6
 
7
 
8
 
9
 
10
 
11
 
12
 
13
 
14
 
15
 
16
 
17
 
18
 
19
 
20
 
21
 
22
 
23
 
24
 
25
 
26
 
27
 
28
 
29
 
30
 
 

Каледин, С. Шабашка Глеба Богдышева : повести / С. Каледин. – Москва : Известия, 1991. – 400 с. – (Библиотека советской прозы).

Еще одна книга из длинного листа ожидания. Прекрасный писатель, между прочим. А как начинал? "Был исключён из 9-го класса средней школы за хулиганство. Работал учеником чертёжника, могильщиком, сторожем, кочегаром". И много еще кем. Может, это и нужно писателю - пойти окольным путем, набраться знания жизни, аккумулировать ее правду? Повести Каледина как раз и отличает эта самая правда жизни. Вот тут и начинается магия литературы: если просто рассказывать по-русски то, что есть, или то, что могло быть, то это интересно читать. Казалось бы, рецепт простой, но на самом деле - непростой. Как признается Каледин в интервью (https://www.svoboda.org/a/268336.html), он, будучи, по его словам, лентяем, переписывал свои повести по многу раз, шлифуя их и убирая все лишнее. Поэтому к началу перестройки его тексты, дожидавшиеся своего читателя много лет, были готовы к публикации. "Смиренное кладбище" было написано за 18 лет до публикации в "Новом мире" в качестве дипломной работы в литинтитуте. Эта повесть, с которой Каледин "ворвался" в литературу, вряд ли могла быть опубликована до перестройки - слишком приземленная, в буквальном смысле, тема, настолько приземленная, что этой кладбищенской землей можно было замазать светный облик социализма. То же можно сказать про повесть "Стройбат" о дедовщине - явлении, о котором в СССР вслух ранее никто не говорил и тем более не писал. 
Каледин - нонконформист и в жизни, и в литературе. Ему повезло в том смысле, что его успели прочитать в тот короткий перестроечный период, когда литература такого рода была в новинку. Это был взрыв, "новое мышление" и новая же литература, в том числе новая стилистически: ее герои говорили и действовали так же, как в жизни, частенько ругались и пили, подворовывали и искали выгоду иным путем, шабашили за "черный нал". Все это было, причем всегда, но в литературе искусственного, гипсового и пластмассового, соцреализма этих явлений не было и быть не могло. Вот поэтому мы коллективно читали "Смиренное кладбище" и устраивали по нему дебаты. Сегодня нас, пожалуй, темой не удивишь, сенсацией сейчас повесть не стала бы, хотя и сегодня она воспринимается современно, написана очень крепко с профессиональной точки зрения. 
"Коридор" - это роман-эпопея, современная московская сага, которая почему-то скромно названа повестью. Это сага, повествующая о жизни трех-четырех поколений одной семьи, даже двух породнившихся семей. В этом романе нет вообще никаких "литературных" прикрас, это обнаженное, рафинированное повествование, чистый сюжет, который держит в тонусе до самых последних страниц, даже последних строк, так что хочется спросить: а что было дальше? Похоже, в этой повести автор поставил себе задачу выстроить саморазвивающийся сюжет, раскручивающийся, словно сжатая пружина, и не отвлекаться при этом на языковые красивости. Эта вещь так и просит, чтобы ее экранизировали. Это был бы блестящий сериал, посильнее многих, которые сегодня кочуют с канала на канал. 
Каледин получил славу, уже будучи зрелым писателем. Ему повезло попасть в благоприятное временное окно, приоткрывшееся для такого рода реализма. Потом будет волна нового реализма, но Каледина в ней почти не будет, если не считать рассказов в "Огоньке" в нулевые годы. И все же - успел. И это главное.

Сергей ГОГИН

Добавить комментарий

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
CAPTCHA на основе изображений
Введите код с картинки